Мрачный мир книг из человеческой кожи

Мрачный мир книг из человеческой кожи


Книга, принадлежащая Гарвардскому Университету, раскрыла своё жуткое происхождение, когда ученые подтвердили, что её переплет был сделан из человеческой кожи.

Сотрудники университета считают, что книга «Des Destinees de l’Ame» покрыта кожей неизвестной душевнобольной женщины, умершей от естественных причин.

«Des Destinees de l’Ame» — «Удел души»

Создание переплетов книг из человеческой кожи (иными словами, антроподермическая библиоплегия) было популярно в 19 веке, хотя предполагается, что этим «увлекались» и в более ранние времена.

Одна из немногих уцелевших книг принадлежит Бристольскому государственному архиву и сделана из кожи первого заключенного, которого повесили в местной тюрьме. Темно-коричневый переплет книги создан из кожи 18-летнего Джона Хорвуда, казненного за убийство Элизы Бальсум.

Книга содержит детали преступления 1821 года, когда Хорвуд, будучи без ума от Бальсум и раннее уже угрожавший убить её, бросил в неё камень, когда она шла к колодцу набрать воды. Согласно книге, Хорвуд «взял крупный камень и с крайне дикой жестокостью размозжил ей череп». Крики Бальсум привлекли внимание её подруг, которые сумели донести её до больницы, где она и скончалась.

    После казни труп Хорвуда был вскрыт хирургом Ричардом Смитом во время открытой лекции в Бристольской Королевской Больнице. Позже Смит решил использовать часть кожи Хорвуда в качестве обложки к его делу. На обложке тиснением нанесено изображение черепа с костями и позолоченные слова «»Cutis Vera Johannis Horwood», что означает «подлинная кожа Джона Хорвуда»

Другая книга со зловещим происхождением создана с использованием кожи бесславного убийцы Уильяма Бёрка. Вместе со своим приятелем Уильямом Хэром они совершали убийства, продавая трупы для вскрытия в Эдинбургскую частную школу анатомии, находящуюся под руководством хирурга Роберта Нокса. Они успели продать 15 трупов до того, как их раскрыли. Нужно отметить, что в то время (начало 19 в.) медицинские школы испытывали дефицит трупов, чем воспользовались «похитители трупов», занимавшиеся в основном разграблением могил.

На обложку маленькой карманной книги без страниц, которая может использоваться для хранения заметок и денег, нанесена дата казни Бёрке. До сих пор не ясно, каким образом его кожа нашла свой конец в обложке для карманной книги. «Состоялось публичное вскрытие, после которого пропала часть кожи, и вскоре в Эдинбурге на продаже появилась эта книга», говорит Эмма Блэк из колледжа. Создание этой книги было частью тенденции, при которой фрагменты тел казненных преступников считались чем-то вроде талисмана.

На обратной стороне блокнота указана дата смерти Уильяма Бёрке — 28 января 1829 года

Пик «популярности» антроподермических переплётов пришёлся на 19 век, говорит Саймон Чаплин, глава библиотеки Wellcome, в которой хранятся книги по истории медицины. В этой библиотеке также можно найти книгу в подобном переплете, которая была издана в 16 веке и посвящена вопросам непорочности. Но свою страшную обложку она приобрела как раз таки в 19 веке.

Книга о непорочности. «Эта маленькая любопытная книга о девственности и женских репродуктивных функциях заслуживает соответствующей обложки, которую я сделал из фрагмента женской кожи, дубленной кожевенным сумахом» — доктор Людовик Буланд

«Таких книг не очень много, эта редкая практика применялась скорее для порождения чувства искупительного волнения нежели с практической целью. Судя по всему, бо́льшая часть таких книг — дело рук врачей 19 века, у которых был доступ к трупам для вскрытия»

Но есть этическая сторона вопроса. Во многих музеях можно найти человеческие фрагменты, и в последние годы некоторые из них вернули на родину их «первоначальных владельцев». Так поступили с мумифицированными головами маори, которых выслали обратно в Новую Зеландию. Это может породить вопрос, почему же в таком случае книги с антроподермическим переплетом все еще продолжают демонстрироваться широкой публике как некая диковинка.

Но вряд ли несколько книг породят какие-либо значимые прения.

Источник